Дело Менделеева

1

В конце 80-х мошенники зарабатывали миллионы на фиктивных поставках компьютерной техники. Ниже – статья о том, как лучшие сыщики Советского Союза охотились за мошенником, выдававшим себя за правнука великого ученого…

На закате СССР, в конце 1980-х, преступления экономической направленности расследовали в Главном следственном управлении МВД СССР, находившемся на знаменитой улице Огарёва, в доме №6. Это под­разделение занималось самыми сложными уголовными делами, в том числе по факту хищений государственного и общественного имущества в особо крупных размерах.

Одним из таких преступлений стало «дело Менделеева» – именно так окрестили следователи из ГСУ МВД СССР самое громкое уголовное дело экономической направленности в конце перестройки. Едва ли великому русскому ученому Д. И.Менделееву могло присниться, что его имя будет написано не только в учебниках по химии, но и на томах уголовного дела спустя без малого 100 лет после кончины. Но Владислав Исидорович Менделеев, вице-президент американской компании World Сrafts, втирался в доверие к окружающим, представляясь правнуком великого ученого.
 
«Это преступление было уникальным и, пожалуй, первым на территории СССР, когда иностранная компания в лице ее вице-президента совершала мошеннические действия в отношении другого юридического лица, мы их тогда называли коротко – «юриками», – вспоминает генерал-майор юстиции Игорь Цоколов, расследовавший «дело Менделеева».

Фото с сайта МВД России

На фото: генерал-майор юстиции Игорь Цоколов

В конце 1980-х Игорь Цоколов в звании майора работал следователем по особо важным делам в Главном следственном управлении МВД СССР. Тогда в Москве арестовали некоего Александра Морозова, руководителя кооператива «Интертрансакто». Он подозревался в хищениях государственного и общественного имущества путем скупки и перепродажи компьютерных систем через подставные фирмы.
 
«Позже он попытался влезть в большую политику и стал заместителем генерала Льва Рохлина по движению «В поддержку Армии», убитого в 1998 году, – вспоминает Игорь Цоколов. – А в 1980-х был средней руки кооператором. Личность очень неприятная, эпатажная. Неоднократно находился под следствием по подозрению в изнасиловании, убийстве, но посадить его так и не удавалось. Пока шло следствие по факту мошенничества, крови он нам попил немало, привлекая внимание общественности весьма громкими заявлениями и обвиняя нас в применении к нему пыток».
 
На допросах во время следствия по факту мошенничества Морозов утверждал, что сам стал жертвой афериста, некоего Владислава Менделеева, чья фирма World Crafts (в дальнейшем W.C.), зарегистрированная в Америке, заключила с одним из его кооперативов – «Теллур» – в 1989 году договор на поставку 1 тыс. персональных компьютеров.

«По сути, Менделеев стал одним из первых советских граждан, кто на закате СССР создал офшорную компанию, то есть зарегистрировал юридическое лицо на территории другого государства, а бизнес вел в Союзе. Хотя мы тогда и слова такого не знали – «офшор», – объясняет Игорь Цоколов.
 
Менделеев – редкостный проходимец, не лишенный, впрочем, обаяния
 
Менделеев представился Морозову крупным американским бизнесменом, у которого из-за пожара на складе в США рушатся поставки компьютерной техники в Союз, и попросил оказать ему содействие. Следователи стали тщательно изучать личность Менделеева. Его близкое окружение – знакомые, соседи – утверждали: Менделеев – редкостный проходимец, не лишенный, впрочем, обаяния. И именно эти два качества помогли ему считаться солидным бизнесменом в деловых кругах Москвы и некоторых городов СССР.
 
Выпускник Института стран Азии и Африки при МГУ Владислав Менделеев до 1986 года работал журналистом-международником в газете «Московский комсомолец». Как установило следствие, в месяц он зарабатывал чуть более 50 руб­лей – не бог весть какие деньги для того времени. Зато у Менделеева была отменная память, благодаря которой он в совершенстве овладел иностранными языками. Когда он разговаривал на английском, не каждый мог распознать в этом советском гражданине, представляющемся американским бизнесменом, «грубую подделку».
 
В ходе предварительной проверки коммерческой деятельности W.C. следователи выявили десятки деловых партнеров этой корпорации. И вот какая складывалась картина:
 
«В июле 1989 года Менделеев заключил договор с производственным художественным объединением «Хохломская роспись» о поставке в течение 45 суток четырех персональных компьютеров. Воспользовавшись неосведомленностью главного бухгалтера «Хохломы» в вопросах цен на импортную технику, добился зачисления на свой валютный счет 20 тыс. инвалютных рублей, соответствующих по курсу Госбанка СССР 30 854,67 доллара США.

Ibm-pc

Но поставки не случилось. Представители «Хохломы» в течение года требовали у Менделеева выполнения обязательств, тот не отказывался, но просил отсрочить поставку в связи с пожаром на зарубежном складе. И в январе 1990 года Менделеев все же привез им один компьютер стоимостью 2344 долларов США, таким образом, усыпив их бдительность, давая надежду горьковским партнерам, что позже он поставит им оставшиеся компьютеры. Сумма ущерба «Хохломы» составила 28 510 долларов США.
 
С ленинградской компанией «Техника» Менделеев заключил договор на поставку 500 единиц компьютерной техники. И получив на свой счет 3 млн рублей, также начал уклоняться от обязательств. Но сотрудники «Техники» пригрозили Менделееву, что обратятся в милицию. Через несколько дней он вернул им всю сумму, добыв ее у другой компании: хозрасчетного центра «ВИПО» Академии наук СССР. Им он обещал поставить 1 тыс. компьютеров, за что ему заплатили безналичным путем 14 млн рублей.

Так и не увидев куп­ленных компьютеров, ученые АН СССР уже было собрались обратиться в милицию. На этот раз Менделеев запаниковал: 14 млн – особо крупный размер, и можно реально загреметь в тюрьму, но он сумел выкрутиться и на этот раз, получив от компании «Теллур» 50 компьютеров, из которых несколько штук стоимостью чуть более 3 млн сбыл «ВИПО», частично возместив таким образом причиненный этой компании своими действиями материальный ущерб.
 
Это далеко не полный список контрактов W.C. Следователи продолжали по крупицам собирать информацию об этом человеке, выезжая и в другие регионы СССР.
 
Тогда отсутствовала практика подобных преступлений
 
Одним из первых найденных в регионах потерпевших стал директор Павловского ПО «Горизонт» А.С.Стриго. Он сообщил, что познакомился с Менделеевым в начале сентября 1989 года в г.Павлове Горьковской области. Мужчина рассказывал, что в детстве вместе с отцом проживал в США, а по возвращении в СССР устроился работать на CNN. Зарплату американцы ему платили в долларах. Накопив денег, он создал компанию W.C. и стал ее вице-президентом.
 
Начальник отдела Госплана Бурятской АССР, свидетель Т. Н. Башинова рассказала, что познакомилась с Менделеевым в конце октября 1988 года. Он хвастался тем, что является прямым наследником русского химика Менделеева, раньше работал журналистом, а потом получил наследство в США в размере 5 млн рублей.

«С Менделеевым я познакомился в Госплане Бурятской АССР, – показал другой сотрудник Госплана Бурятской АССР А.А.Балагуров. – Говорил, что, являясь президентом компании W.C., прибыл в Бурятию для заключения контракта на поставку компьютерной техники и из-за своего уважения к нашему краю решил провести сделку на льготных условиях: поставить американские компьютеры не за валюту, а за рубли.

Вскоре мы вместе отправились в командировку в Улан-Удэ. Поселились в гостинице «Октябрьская» в одном номере. За два дня проживания с меня взяли 10 рублей, а с него – 70 руб­лей – как с иностранца».
 
Следователи удивлялись наивности наших граждан. Как можно было отдавать неизвестному человеку немалые деньги, не удосужившись проверить его личность. Но вместе с тем эта доверчивость была объяснима. Никаких подозрений этот «артист» поначалу ни у кого не вызывал.

Delo-mlxlwb6kua7bnh4a7di6sfs8rel436gie7u7ydewwc
 
Собрав всю информацию воедино, следователи возбудили уголовное дело по ст. 93 ч. 1 УК РСФСР («Хищение государственного или общественного имущества в особо крупном размере»), ст. 147 ч. 3 («Хищение личного имущества путем обмана или злоупотребления доверием»). Игорь Цоколов вспоминает:

«Теперь началось самое сложное. Нужно было найти всю информацию об этой фирме, зарегистрированной в США, и доказать, что Менделеев совершал хищения в сугубо личных мотивах из корыстных побуждений. Своим партнерам срыв поставок компьютеров Менделеев объяснял пожаром на складе.

Могло такое быть? Могло. Нам предстояло найти этот склад, замечу, в Америке. Если Менделеев был вице-президентом фирмы, значит, где-то должен был быть и президент. Кто этот человек, где находится, в курсе ли он происходящих событий? А может, он подельник?
 
Международного сотрудничества с правоохранительными органами других стран, в том числе и США, у нас на тот момент еще не было. Железный занавес только-только начал подниматься, Интернетом еще и не пахло. Мы должны были искать иголки в стогах сена. Дело осложнялось тем, что тогда отсутствовала практика подобных преступлений: мошенничества юридическими лицами.

Рыночные реформы спровоцировали значительный рост множества форм частной собственности: кооперативы, различные фирмы и фирмочки росли в то время как грибы после дождя. А законодательства, регулирующего и контролирующего их хозяйственную деятельность, на тот момент попросту не было.

Ведь раньше собственник в нашей стране был только один – государство. А его имущество похищали те, кто работал на госпредприятиях. А тут один «юрик» нарушал контракт с другим «юриком». Мы стали соображать: что делать?»
 
 
Президентом компании являлся гражданин США, журналист CNN
 
Для начала следователям предстояло разыскать самого Менделеева, ведь он тщательно скрывался от своих деловых партнеров. Но уголовный розыск в то время работал четко. И уже через несколько дней подозреваемого доставили в следственную часть, где он начал демонстрировать свои актерские способности.

С надменной улыбкой на лице он заявил, что весь его бизнес построен на том, чтобы прежде всего укреплять российско-американские международные отношения, а потом уже зарабатывать на этом деньги, что следственные органы подрывают и без того некрасивый имидж дремучей России и что он это дело так не оставит.

Никаких финансовых документов о деятельности своей фирмы он следствию не предоставил, только учредительные, которые выглядели настоящими. И уверенно утверждал, что президентом компании является некий гражданин Америки Питер Г. Арнетт, журналист СNN, с которым он познакомился еще в середине 1980-х на почве любви к антиквариату.
 
«Сначала Арнетт отнесся ко мне прохладно. Не доверял, изучал меня. Потом мы как-то сделали совместный репортаж и подружились, – рассказывал на допросе Владислав Менделеев. – Вскоре мы договорились, что создадим совместное предприятие, советско-американское, с целью укрепления делового сотрудничества в сфере торговли.

С этой целью мы приехали с Арнеттом на ул. Петровка, дом №15 в американскую юридическую фирму Coudert Brothers с просьбой проконсультировать нас, можно ли при участии советского гражданина, то есть меня, создать американскую корпорацию. Налоги в США более низкие, нежели в Союзе, поэтому мы решили вести свой бизнес именно там. Налоги в СССР я не платил, мне это было не нужно».
 
Ответа новоявленные бизнесмены ждали около пяти месяцев. В штате Делавэр местные юристы по просьбе Арнетта зарегистрировали корпорацию World Crafts. Затем Менделеев открыл счет во Внешэкономбанке, но сумму счета милиционерам не сообщил, мотивируя это коммерческой тайной. Отказался назвать и место жительства Арнетта, ссылаясь на то, что адреса не помнит.

На допросе, апеллируя к международному законодательству, он нагло заявлял: «Все имущественные споры к моей корпорации могут быть лишь предметом гражданского разбирательства, но при этом ни один из советских судов мне не указ, поскольку в СССР я представляю интересы США».
 
Менделеев чувствовал себя уверенно и безнаказанно: выиграть имущественный спор в суде с подобного рода коммерсантами практически невозможно из-за длительности процесса, отсутствия средств на счетах ответчика (а об этом Менделеев уже позаботился, на его счетах следователи не нашли ни копейки), а самое главное, условий контракта, согласно которому рассматривать подобные споры было возможно только в международном суде.

Peter-Arnett

Питер Грегг Арнетт — американский журналист новозеландского происхождения. Благодаря своей работе в «горячих точках» стал одним из самых известных военных корреспондентов конца XX века. Прославился также противоречивостью и скандальностью ряда своих репортажей.
 
Теперь следователям предстояло разыскать Питера Арнетта, в связи с чем они обратились в московский филиал телекомпании CNN. Там им подтвердили, что Питер Арнетт – реально существующий человек, известный журналист и даже лауреат международных премий в области журналистики, «герой» Первой иракской войны, но в Союзе его давно нет, теперь он работает в Израиле.

Тогда сыщики посетили юридическую фирму Coudert Brothers на Петровке, 15. И вежливо задали несколько вопросов, на которые американские юристы, кстати сказать, имели право и не отвечать. Но граждане США подтвердили, что оказывали услуги по регистрации этой компании в США с уставным капиталом 10 долларов США. По указанию следователей они отправили туда запрос с просьбой предоставить финансовый отчет корпорации W.C.

Ответ из США пришел неожиданный: никакой деятельности эта фирма не ведет, судя по уплаченным налогам за 1990 год, размер которой составлял всего 50 долларов.
 
«После чего сотрудники CNN помогли нам разыскать Арнетта в Израиле, – вспоминает Игорь Цоколов. – Аппелируя к их порядочности и доброму имени, общности наших интересов в противодействии коррупционным проявлениям, мы попросили «убедительно рекомендовать» П.Арнетту прибыть в наше консульство в Тель-Авиве и ответить на вопросы о Менделееве и корпорации.

Просьба была услышана, список вопросов мы передали на бумаге, и Арнетт официально ответил консулу также в письменном виде: «Наша корпорация создавалась как «гипотетическое предприятие», никакой активной деятельности как в СССР, так и за его пределами я не вел. О действиях Менделеева мне ничего не известно. Соответственно никаких обязательств по сделкам я нести не намерен».
 
Тогда следователи через МВЭС СССР обратились в Советское торговое представительство в Вашингтоне с просьбой проверить серьезность W.C. Откуда вскоре пришел ответ: «Среди деловых кругов США эта корпорация не известна и как торговый партнер ничего собой не представляет». Все, круг замкнулся. Офшор оказался «пустышкой».
 
На показаниях свидетелей жарили сало
 
Менделеев до последнего отрицал свою вину и не сознавался в преступлении. На допросах он называл несколько зарубежных компаний в Германии, Франции, Италии, Венгрии, Финляндии, которые якобы были его партнерами.
 
«Чтобы проверить эту информацию, нам в очередной раз пришлось приложить смекалку, – рассказывает Игорь Цоколов. – В нашей дежурной части стоял телетайп, факсов тогда у нас еще не было. И с него мы отправляли запросы в эти компании, и на него же получали ответы. Все они были схожи в одном: да, действительно, к ним обращался некто Владислав Менделеев с коммерческими предложениями. Но везде ему отказали».
 
За год работы следователи опросили сотни свидетелей. После обыска в доме Менделеева изъяли всю документацию его корпорации и провели комплексную бухгалтерско-правовую экспертизу, сопоставляя условия десятков контрактов и указанные в них суммы с реальными сделками, которых насчитали всего пять или шесть штук. Из чего стало очевидно, что Менделеев – мошенник. Затем милиционеры предъявили ему обвинение, однако в санкции на его арест Прокуратурой СССР было отказано.
 
Воспользовавшись этим, Менделеев сбежал и залег на дно. Спустя некоторое время его заочно арестовали. Разыскали только через полгода и сразу водворили в СИЗО, где он выкинул очередной фортель. Во время судебного процесса ему полагалось ознакомиться с протоколом судебного заседания, который на тот момент писался секретарем суда от руки. В один из дней Менделеев, знакомясь с делом в следственном изоляторе, сумел незаметно подменить протокол заседания, вшитый в дело, на личную копию обвинительного заключения.

55630e672d44a8.53458155
 
«Когда судья это заметила, было уже поздно: Менделеев в это время вместе с сокамерниками на этой бумаге, на сковороде жарил сало, – возмущается Игорь Цоколов. – Нам пришлось к нему в камеру для обыска вызывать спецназ. Удалось найти всего несколько листков бумаги. Все остальное они уже сожгли.

Судье же пришлось по памяти восстанавливать ход судебного заседания, вспоминать показания свидетелей. После чего мы вменили ему еще одну статью: 195 ч. 2 УК РСФСР («Похищение или повреждение документов особой важности»).

Менделееву повезло: во времена Брежнева за хищения в особо крупных размерах могли и расстрелять, а в начале 1990-х он просто отделался, можно сказать, легким испугом: девять лет лишения свободы с конфискацией имущества».
 
Кстати, никакого родственного отношения к великому химику Дмитрию Ивановичу Менделееву он не имел, а был всего лишь однофамильцем.

 

Ольга Корсакова

 

 

 

 

 

 


link

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на другие ресурсы или рекламу
- любые комментарии связанные с работой сайта