Перечень "выгод" пакта Молотова-Риббентропа

clip_image001

Пакт Молотова-Риббентропа, одно из самых трагичных событий в истории СССР. Я не оговорился — не Польши, не Латвии, а именно СССР. На первое место пострадавших в результате договора 23 августа 1939 года я бы поставил именно Советский Союз. Объясню, почему…

К годовщине пакта Молотова-Риббентропа (далее ПМР) я вот уже несколько лет читаю тексты двух типов. В одних пакт клеймят преступным. В других превозносят как мудрый акт советского руководства.

Чем дальше, тем больше мне кажется, что вторая оценка непосредственно обусловлена первой. В мире есть немало людей, желающих выставить себя жертвами пакта — и соответственно демонизирующих ПМР. С другой стороны "в ответку" пишут то же самое, только поменяв знак с минуса на плюс. Предлагаю пойти не встречным, а перпендикулярным путем.

Вот перечень "выгод", которые традиционно связывали с пактом. Он 1) позволил оттянуть войну почти на два года и дал время СССР перевооружиться и укрепить армию; 2) позволил присоединить новые территории, увеличив глубину обороны на 200-300 км; 3) увеличив территорию СССР, сделал его после войны экономически и политически сильнее; 4) наконец, позволил реализовать вековую мечту украинского и белорусского народа о воссоединении.

clip_image002

Давайте по пунктам

1) За два года перевооружилась не только РККА — еще более эффективно это сделал вермахт.
Приведу только один пример — танковый.

На сентябрь 1939 года в вермахте числилось 1445 танков Pz.I (46,4% всей численности панцерваффе). Впрочем, гордое слово "танк" не совсем подходит для этого рыдвана без пушки — его вооружение составляли два пулемета. Ни в каком виде противостоять советскому танковому парку он не мог.

"Германский танк, являющийся основой вооружения новых бронетанковых дивизий в Германии, оказался весьма посредственным и неприменимым оружием [В Испании]. Во многих случаях танки этого типа вынуждены были сдаваться, как только попадали под пулеметный или даже ружейный огонь пехоты" (Г. Клотц "Уроки Гражданской войны в Испании". М., Воениздат, 1938).

А вот современных "троек" — Pz.III — на тот же сентябрь было всего 118 штук.
К июню 1941 года соотношение меняется до "ровно наоборот": "единичек" остается в войсках 74 штуки, а "троек" — 1325. Тех самых "троек", которые могли уверенно бороться с любыми типами советских танков, за исключением КВ. Но за два года войны немцы получили достаточный боевой опыт (в частности, в борьбе с английскими "матильдами" и французскими B1bis), чтобы найти эффективные приемы и против КВ.

А в целом полученный немцами в 1939-40 гг. бесценный боевой опыт оказался важнее всякой техники. Именно он стал тем фактором, который во многом обусловил победы вермахта и поражения РККА в начальный период войны.

2) О глубине обороны. Да, на первый взгляд, Западные Украина и Белоруссия и впрямь ценный подарок — прирезали аж 200-300 км. Ведь в 1941-м немцев притормозили в 30 км от Москвы. И если бы не эти "лишние" 200 километров…

Но дело в том, что глубина обороны никогда не считалась в России проблемой — не Израиль все таки. Проблемой №1 для России/СССР были сроки развертывания. Чтобы встретить удар противника, армии и корпуса нужно погрузить в эшелоны и быстро протолкнуть из мест постоянной дислокации по железным дорогам на границу. Быстро у России не получалось в силу очевидной причины — расстояния другие.

В 1914 году эту проблему решили за счет союза с Францией, против которой немцы бросили 7 армий из 8, а мы смогли без помех развернуть армии в Польше.

СССР перед войной строил на старой границе линию укрепрайонов. Они и должны были прикрыть развертывание Красной армии. В 1939-м границу резко перенесли на запад. "Мы увидели, насколько уменьшились теперь наши возможности для стратегического сосредоточения и развертывания войск в случае войны", — развел руками в мемуарах генерал Сандалов, в 1939 году — начальник оперативного отдела штаба Белорусского округа.

Маршал Бирюзов вспоминал, что тогдашний начальник Генштаба Шапошников "предлагал основные силы этих (западных) округов держать в рамках старой государственной границы за линией мощных укрепленных районов, а во вновь освобожденные области Западной Белоруссии и Западной Украины, а также в Прибалтику выдвинуть лишь части прикрытия".

И то сказать, дороги тут отвратительные, казарм мало, укрепрайоны нужно возводить с нуля, ж/д колею перешивать. Лет через пять-десять и эту территорию привели бы в порядок. Но предложение Шапошникова не прошло, а история отпустила на все про все меньше двух лет.

Когда за неделю до войны Сталин срочно поднял по тревоге армии внутри страны и бросил их к границе, то они банально не успели туда прибыть и усилить тонкую линию стоящих на границе дивизий. В итоге немцы били нас по частям — сначала приграничные армии, потом армии второго эшелона.

Вот вам и лишние 300 км.

clip_image003

3) А что такого уж ценного СССР получил в лице Западной Украины и Западной же Белоруссии, а также стран Балтии в экономическом смысле? Какие уникальные технологии, редкие полезные ископаемые?

Все, что та же Латвия давала в общесоюзную копилку, будь то "Альфа" или РВЗ, — на союзные деньги и возводилось. Рабочая сила? Так ее тоже всю дорогу пришлось ввозить. Вообще, если мы подсчитаем, сколько СССР получил от Латвии и сколько в нее вложил, то я не уверен, что первая сумма будет выше.

Военные базы? Но самая большая группировка Советской армии стояла в формально независимой ГДР.

Может быть, новые приобретения политически усилили СССР? Как раз наоборот. Для начала Москва поимела две серьезные партизанские войны — в Литве и Западной Украине. А на излете 1980-х именно Прибалтика и Западная Украина стали катализаторами развала Союза.

4) Мне довелось в конце 1980-х служить в армии с ребятами из Львова. Они дали бы фору любому из тогдашних наших латышских националистов. Хотя бы потому, что у них список претензий к "москалям" тянулся аж со времен Богдана Хмельницкого, какой вам тут 1940-й… Это были абсолютно антимосковски настроенные хлопцы.

Был еще у нас парень из Харькова — тоже украинец по паспорту. Небо и земля.
И я, конечно, не специалист по этнографии, но есть у меня серьезные сомнения, можно ли называть одним словом "украинцы" тех, кто живет во Львове и в Харькове? Да, язык один (хотя я слышал жалобы восточных украинцев на засилье "галицизмов" и "полонизмов" в современном украинском). Но чехи и словаки так и не стали одной чехословацкой нацией, несмотря на изумительную схожесть языков.

Про сербов и хорватов и не говорю, хотя язык у них так и называется — сербо-хорватский. Чехи и словаки, сербы и хорваты веками жили в разных государствах. Как Галиция с Донбассом. В итоге у них разные истории, разные герои, разные праздники. У одних герой Бандера, у других Ватутин. Это — один народ?

А теперь представьте себе Украину без ее семи "западенских областей"! Кто бы там голосовал за Ющенко? Крамольная мысль: а может, без западенцев вообще не было бы Беловежских соглашений в 1991-м? И эта мысль не только меня посетила. Доминик Ливен (автор книги "Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней"): "Если бы Сталин не аннексировал балтийские провинции и, что еще важнее, Западную Украину, то впоследствии сплотился какой-то Советский или Российский Союз, какая то федерация славянских республик и, может быть, Казахстана. Это было возможно".

clip_image004

5) Резюмирую. ПМР серьезно осложнил положение СССР в начале войны. После войны включенные в состав СССР территории обошлись ему "по нулям" в экономическом плане. Эти же территории резко ослабили его в политическом отношении на рубеже 1980-1990-х.

При этом я бесконечно далек от стремления пнуть "глупого Сталина". Уж не глупее Чемберлена был политик. И в 1939-м — июне 1940-го пакт действительно смотрелся прекрасным, почти бисмарковским ходом на европейской шахматной доске. Они там дерутся, а СССР копит силы.

Вот с июня 1940-го он смотрелся уже не так интересно — они уже не дерутся, а силы пока не накоплены. А с июня 1941-го ПМР не смотрелся уже вообще никак… Так же с сентября 1939-го выглядел Мюнхенский пакт Чемберлена — роковой ошибкой. Просто на всякого мудреца довольно простоты, и эту "простоту" Гитлер Сталину в 1940-м году продемонстрировал в полной мере: кто мог подумать, что он так быстро разберется с Францией?


6) Что из всего этого вытекает? Осуждение пакта?
Да нет, Съезд народных депутатов СССР уже осудил его 24 декабря 1989 года — сколько ж можно? Что еще? Оккупация? Позвольте, вот председатель Комиссии историков при администрации президента Латвии Инесис Фелдманис рассказывает "Неаткариге": "…17 июня 1940 года стало огромной неожиданностью для немцев". То есть ПМР и 17 июня 1940 года никак не связаны, раз немцы сами не ожидали.

А 23 августа — да, конечно, помним-скорбим, а как же — есть причины!

Я, собственно, к чему веду? Можно доказывать и исключительную полезность, и даже пушистость ПМР. Но если все время твердить "брито" на каждое "стрижено", "белое" на каждое "черное", то рано или поздно есть риск начать мыслить, как твои визави-ревизионисты — только с обратным знаком. А мыслят-то они по большей части примитивно. Как и положено мыслить идеологически зашоренным людям. Даром что идеология у них теперь "национальная", а не коммунистическая.

clip_image005

 

 

 

 

 

 


link

2 комментария:

  1. "Каждый мнит себя стратегом видя бой со стороны" / Ш. Руставели/ И особенно, с высоты времени и "послезнания"

    ОтветитьУдалить
  2. >И то сказать, дороги тут отвратительные, казарм мало, укрепрайоны нужно возводить с нуля, ж/д колею перешивать. Лет через пять-десять и эту территорию привели бы в порядок.
    Железнодорожную колею перешивать не надо, она соответствовала ещё "царско-императорскому" стандарту. И насчёт "мощных укрепрайонов" - тоже перебор: мало того что немцы имели чертежи ряда УРов, так ещё т.н. "Линия Сталина" строилась по инженерным нормам бедного начала 30-ых годов (для простоты понимания - фронтально расположенный ДОТ образца начала 30-ых можно подавить любым орудием на прямой наводке, в то время как фланкирующий (полу)капонир образца 40-ых мог быть обнаружен и уничтожен лишь после длительной и массированной артподготовки, которая выдавала место наступления).

    >А что такого уж ценного СССР получил в лице Западной Украины и Западной же Белоруссии, а также стран Балтии в экономическом смысле?
    Исходный рубеж наступления дальше прежней Западной гос.границы на пресловутые "200-300 километров". Без этого Ленинград пал бы также быстро как и Минск, а это "уход в минус" 1/3 всей промышленности СССР.

    >Военные базы? Но самая большая группировка Советской армии стояла в формально независимой ГДР.
    Напоминаю, что речь идёт о ПРЕДвоенных годах, когда ни о какой ГДР, ГСОВГ и тем более ННА и речи не могло быть. Так что да - базы прямо напротив Восточной Пруссии с её центральной крепостью Кёнигсберг.

    >Для начала Москва поимела две серьезные партизанские войны — в Литве и Западной Украине.
    Эти две проблемы были решены в послевоенное время относительно быстро, особенно с учётом того что до советско-германского договора "о ненападении" на северном фланге всяческие айсарги-шютцкоровцы существовали за счёт англо-американско-франко-шведских средств в виде "антисоветской помощи", а на южном фланге - работали старые кадры ещё времён Австро-Венгерской империи, накануне войны принятые ААГом на баланс к себе.

    >Так же с сентября 1939-го выглядел Мюнхенский пакт Чемберлена — роковой ошибкой.
    Мюнхенский сговор выглядел глупо с мая 1949-го - после перехода вермахта в наступление на Западном фронте), а до того момента Польшу англо-французские "союзники" просто кинули за участие в разделе Чехословакии.

    В общем, статья "с претензиями", но аргументы ниже плинтуса. Единственное, в чём автор прав - так это в том что новоприсоединённые области преобразовать перед самой войной - дополнительная экономическая нагрузка накануне войны.

    ОтветитьУдалить

Дорогие читатели!
Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев в следующих случаях:

- комментарии, содержащие ненормативную лексику
- оскорбительные комментарии в адрес читателей
- ссылки на другие ресурсы или рекламу
- любые комментарии связанные с работой сайта